Встреча с Алесандро Робайна.

Встреча с Алесандро Робайна.

2990
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
как правильно пить коньяк
Встреча с Алесандро Робайна.
Большое едкое облако пыли накрыло меня с головой. Объектом этой маленькой пыльной бури были два туристических автобуса, которые обогнали мой революционно красный автомобиль. Автобусы, перегородив все движение, остановились у входа на табачные плантации Алесандро Робайны. Известнейшего на Кубе агронома табака, чье лицо печатается сотнями тысяч экземпляров на коробках его именных сигар. К моменту, когда шумная компания туристов вывалилась из автобуса, я уже подъехал к воротам.
По разговору я понял, что это дилеры кубинских сигар из Андорры. Я достиг входа в компании из 20 человек, многие из них несли в руках коробки сигар Robaina, в надежде получить автограф мастера, словно он был рок звезда на концерте. Два хорошо сложенных кубинца в темных солнцезащитных очках встречали всех у входа в дом, проверяя список приглашенных на встречу. Они напоминали вышибал в ночном клубе Москвы или Нью-Йорка, но тем не менее оказались довольно дружественными ребятами. «Мне жаль, но Дон Алесандро не сможет вас сейчас принять, без предварительной договоренности. У него встреча с группой торговцев сигарами из Испании.
Он не сможет принять вас в течении часа или двух.» Я не делаю этого часто, но решил пояснить, что я из России из журнала cigarsonline.ru. «И я уверен, что Дон захочет меня увидеть». Явно заинтересовавшись моей персоной, охранник сказал: «Я уверен, что Дон захочет встретиться с вами, но сейчас он занят, почему бы вам не прейти днем. А пока погуляйте, посидите в кафе и возьмите вот это» он протянул мне длинную большую сигару, «эти сигары сделаны исключительно из табака дона Алесандро, в магазине вы такие не купите.» Я поблагодарил его и сказал, что приду позже, направившись к выходу с плантации.
Довольно полный человек почти сбил меня с ног, он промчался мимо меня ко входу в дом, он бы пробежал и мимо охранников если бы те его вовремя не остановили. Он скороговоркой сообщил, что приехал из Канады, что у него пять коробок сигар, и он хочет, что бы Робайна подписал их, и побыстрей так как у него нет времени ждать. Его вежливо проводили с плантации, не удостоив, к моему удовольствию, подарочной сигарой. Все это было довольно удивительным зрелищем для меня. Еще несколько лет назад я и представить не мог, что к Алесандро Робайна, будут съезжаться поклонники сигар со всех уголков мира. Робайна не был столь известен в 1994 году, когда мы встретились в первый раз.
Я остановился на плантации Робайны вместе с двумя друзьями представителями Habanos. Это было очень простое посещение, мы сидели на веранде его небольшого дома, курили и говорили о табаке. Он говорил о том, что необходимо, что бы вырасти хороший табак и почему другие агрономы не могут добиться его качества. Мы курили сигару. Пили крепкий кубинский кофе и слушали что-то классическое на его стареньком граммофоне. Он показывал мне пожелтевшие газетные вырезки начала 80-х, тогда он получил награду из рук самого Фиделя, за успехи в области выращивания табака. Мы зашли в его домики для сушки табака и смотрели на шелковистые листья, подвешенные пучками.
Я видел много таких домиков, но эти листья табака были одними из самых лучших. На его 40 гектарах выращивались листья. Которые использовались в сигарах Cohiba и Hoyo. Поэтому я был сильно удивлен, когда спустя несколько лет увидел коробку сигар из линии Vegas Robaina. Это были сигары довольно, средненького качества, обертка вообще напоминала наждачную бумагу и была далека от совершенства. Да и сам процесс курения этих сигар был крайне нестабилен.
Я подумал, что это новая марка, которая названа в честь известного маэстро табака. Но оказалось, что сигары сделаны из табака выращенного на плантациях Робайны, но даже он сам не смог мне объяснить причину низкого качества его сигар. Некоторый перелом все же произошел, но сигары так и не стали популярными из-за нестабильности качества. Фабрика H.Upmann ежегодно выпускает 3 миллиона сигар Робайна, но в отличии от других марок их всегда можно найти на прилавках.
Я получил возможность поговорить с Робайна несколькими днями позже, мы встретились в Гаване, и все было как в наши прошлые встречи. Мы сидим на веранде его дома в районе Мирамар, пьем крепкий кофе, курим большие сигары и говорим о табаке. В свои 80 он имеет энергию тридцатилетних, он считает, что уже не вырастит табак лучше этого, нынешнего, и он считает, что в этом он обязан не только почве и климату, но и множеству людей, которые работают на него. «Я хорошо плачу им за то, что они все делают правильно»- говорит Алесандро пыхтя большой сигарой сделанной из собственного табака.
«Если они работают не правильно, они не работают у меня.» Ферма Робайны, подобно большинству на Кубе, являются частными, но он платит своим рабочим значительно больше чем другие. «Я узнал секреты выращивания табака от моего деда и отца, мой сын пошел по моим стопам и я передаю секреты ему, а он уже начал передавать их моему внуку, он тоже занимается выращиванием табака.» Он не очень расстроился, когда я высказал ему свое мнение о сигарах его имени. «Вот возьмите эту» и он протянул мне сигару, «эта сделана их моего табака на все 100». Разница чувствуется сразу, такое чувство как будто сигара завернута в коричневый шелк.
Мы курили и разговаривали, вспоминая прошлые встречи. А я мысленно возвращался на несколько дней назад, на плантации Робайны. Толпы людей, с коробками сигар, порою поддельных, у его дверей, перегороженное движение вся эта пыльная суета, кажется абсурдным. Почти непристойным явлением. К счастью у меня есть чувство, что все это было давным-давно.
Олег Галяутдинов

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ